Сейчас 06:49:18 Суббота, 19 июня, 2021 год
Главная ⇒ Форум ⇐ RSS Файлы Cтатьи Картинки В о й т и   или   з а р е г и с т р и р о в а т ь с я

Меню сайта

Категории

Наш опрос
Ваша любимая раса?
Проголосовало: 177810

Сейчас на сайте
На сайте всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Реклама

Главная » Статьи по WarCraft 3 » Литературное творчество » История
Вся история мира варкрафт Часть 4 Продолжение
Незадолго до последних событий Траллу, военному вождю Новой Орды, явился тот самый таинственный пророк, выдворенный из дворца тогда еще здравствовавшего короля Теренаса. Но в отличие от последнего, Тралл внимательно прислушался к зловещим словам, и, не мучаясь ни малейшими сомнениями, тут же принял решение отправиться в далекий Калимдор. Народ его, безоговорочно веривший в молодого вождя, последовал за ним. Так флотилия орков вышла в открытое море, взяв курс на запад. Многомесячный вояж начался, а за спиною погибал Лордерон...

Но вскоре корабли орков попали в ужасный шторм и вынуждены были причалить к какому-то островку, где, как оказалось, проживали тролли клана Темного Копья. Их вождь, Сен'джин, тепло приветил скитальцев, предупредив, что отряд людей построил небольшую крепость на их островке.

К несчастью, не только люди угрожали острову. Мурлоки захватили Сен'джина, Тралла и несколько иных орков и троллей. Тралл сумел вырваться на свободу и вызволить сородичей, но когда он добрался до клети, в которую был заключен Сен'джин, старого тролля там не оказалось. Мурлоки забрали его, чтобы принести в жертву некой морской ведьме.

Несмотря на все усилия Тралла, колдун-мурлок успели свершить ритуал жертвоприношения. Умирающий Сен'джин поведал орочьему вождю, что ему было ниспослано видение, в котором Тралл уводит за собой с острова клан Темного Копья.

Морская ведьма пришла в ярость из-за гибели слуг и осквернения ее святилища. Она призвала огромные волны и обрушила их на остров. Тралл и его сторонники сумели расправиться с мурлоками, починить поврежденные корабли и спасти множество троллей.

Дабы почтить последнюю просьбу Сен'джина, Тралл предложил клану Темного Копья занять место в Орде и новом королевстве, которое они собирались создать в Калимдоре. Вол'джин, сын Сен'джина, занявший место вождя, принял предложение Тралла и пообещал последовать за ним так скоро, как его клан будет готов отправиться в путь.

В последующие недели долгая эпоха владычества людей в Лордероне трагически завершилась. Мертвяки, ведомые Артасом, безжалостно расправлялись с бывшими вероподданными принца, а главенствовал развернувшейся резней сам Тикондрус Очернитель - один из могущественнейших Повелителей Ужаса, приставленных Кил'джеденом к Нер'зулу. Мысленный приказ, исходивший от последнего, направлял Артаса в приснопамятный городок Андорал, где пал от его же руки некромант Кел'Тузад. Довольно послуживший Королю Мертвых при жизни, он мог оказаться не менее полезен и в посмертии.

Вскоре останки Кел'Тузада были обнаружены, но вдохнуть искру нечестивой жизни в столь могучее создание не представлялось возможным здесь, на мрачных руинах великой страны. И тогда Тикондрус, явившись воинству Артаса, повелел падшему принцу отправляться в Квел'Талас, эльфйскую вотчину, где Солнечный Колодец - резервуар могучей магии остроухих - позволит возродить Кел'Тузада во всем его величии. А дабы сохранить прах некроманта в целости во время долгого марша, надлежит сперва нанести визит в цитадель паладинов Серебряной Длани, где хранится волшебная урна, коя и послужит сей "благой" цели.

То была воистину великая сеча. Последние рыцари Лордерона падали замертво на поле брани лишь затем, чтобы тут же вновь восстать и занять свое место в рядах недавнего противника. Нашел свой конец и Утер Светоносный, приняв смерть от руки бывшего ученика, ныне крепко сжимавшей проклятую Ледяную Скорбь. После сего юнец, гордо прошествовав по оскверненным церковным землям во внутреннее святилище Ордена, вынес оттуда сверкающую урну, содержащую ныне прах короля Теренаса, мудро правившего Лордероном на протяжении семи десятилетий. Прах отца оказался развеян по ветру неблагодарным сыном и замещен зловонными останками Кел'Тузада; огромнейшая армия нежити, оставив за собою тени Лордерона, двинулась в благодатный Квел'Талас.

Тикондрус пребывал в крайне благодушном расположении духа - все вершившееся строго следовало замыслам Пылающего Легиона. Повелители его - Кил'джеден и Архимонд - наверяка останутся довольны своим слугой, ведь день возвращения их в Азерот столь близок! Конечно, глупо полагать, что созданный ими же "Король Мертвых" не вынашивает собственных планов. Но все эти жалкие задумки низвергнутся в ничто, лишь только небеса разверзнутся и демонические рати Бесконечной Пустоты хлынут в мир.

Сама смерть пришла в бессмертные земли Квел'Таласа, когда полчища нежити обрушились на приграничные земли королевства. Сокрушив зачарованные врата, веками преграждавшие ход в сердце волшебных лесов, Артас двинулся прямиком к Серебряной Луне, столице Высших эльфов. В счастливом детстве, приезжая сюда вместе с отцом, юный принц бесконечно наслаждался неописуемыми красотами эльфийской державы, теперь же собственноручно предавал их огню и мечу.

Отряды лучников Сильванас Ветрокрылой - предводительницы армии Квел'Таласа - несли жестокие потери, не в силах сдержать стремительный марш армии мертвецов. Никогда, даже во времена кровопролитной войны с Ордой, Высшим эльфам не противостоял столь страшный противник. И сопротивление их - как и следовало ожидать - оказалось сломлено. Артас, сошедшийся в поединке с Сильванас, поверг эльфийскую воительницу, тут же возродив несчастную в образе баньши.

Серебряная Луна, гордый столичный град, последнее кольцо обороны обреченных. Тысячами мертвецы Артаса находили последнее упокоение под ударами смертоносных заклятий квел'талласских волшебников, но что значат сии жертвы пред фактом грядущего неизбежного разрушения Азерота?

Солнечный Колодец располагался на острове к северу от столицы, который так и назывался - Плато Солнечного Колодца. Сей источник был защищен магическими барьерами... Впрочем, это не остановило Артаса. Среди Высших эльфов нашелся предатель по имени Дар'Хан Дратир, согласившийся убрать защиту в обмен на расположение Короля Мертвых. Погрузив бренные останки Кел'Тузада в воды Солнечного Колодца, некроманты облекли физической формой дух его, ныне - лича. Последний - истовый сподвижник Короля Мертвых, и Артас - рыцарь смерти, его карающая длань, оставляли позади опустошенный Квел'Талас, держа путь в заснеженные предгорья Альтерака. По пути Кел'Тузад открыто делился с компаньоном всем тем, что было известно ему самому о замыслах тех, чью волю они беспрекословно исполняли. Так Артасу стало ведомо о Пылающем Легионе и об участи, уготованной несчастному миру; о Короле Мертвых и Повелителях Ужаса, зорко следящих за каждым деянием Плети; о горстке орков, принадлежащих к могучему некогда клану Чернокамня, отринувших Новую Орду и ютящихся негде поблизости. Так и не изменившие договору с Легионом, заключенному некогда их чернокнижником Гул'даном, зеленокожие до сих пор обладали небольшим порталом - разрывом в ткани реальности, - позволявшим им общаться с повелителями Бесконечной Пустоты. Другое дело, демоны Легиона давным-давно списали со счетов орочью братию как не представляющую ныне реальной силы и не могущую послужить их великим целям.

Так, последние воители клана Чернокамня сложили головы, пав в неравной схватке с нежитью, а Кел'Тузад, прошествовав к порталу, сокрытому в одной из пещер Альтеракских гор, заклинанием призыва связался с разумом самого Архимонда Осквернителя, запросив могучего эредара о дальнейших инструкциях. Демон повелел бросить все силы Плети на штурм Даларана - последнего оплота в северном Азероте, представляющего собой реальную силу, могущую воспрепятствовать пришествию Пылающего Легиона. Кроме того, именно там хранилась знаменитая Книга Медива - Последнего Хранителя, чудом спасенная из погибшего Дренора, и заклятия, содержащиеся в ней, способны были творить разрывы в реальности, достаточные для проникновения тварей Пустоты в мир.

Волшба Кирин Тора изрядно проредила ряды неживых воителей и костяных драконов, присланных Нер'зулом из Нортренда, но и эта сила не сумела обратить натиск армии Артаса. Пробившись ко дворцу в сердце Даларана, где на золотом пьедестале почивала вожделенная Книга, рыцарь смерти поразил последнего из ее защитников - Антонидоса, Верховного мага, - лишь чудом пережив этот поединок. Завладев реликвией, сопровождавший его Кул'Тузад немедля отправился за городские стены, где, дождавшись заката, приступил к призыву Архимонда в этот мир.

Великий эредар, чья исполинская фигура воплотилась наконец под небесами Азерота, был приветстован неисчислимым скопищем нежити, ведомой парой пособников Короля Мертвых, а также своим верным вассалом - Тикондрусом. Ныне надобность в Нер'зуле отпадала, благо бывший некогда шаманом Дренора свершил отведенное ему предназначение, а раз так, Плеть волею Архимонда переходила под контроль Тикондруса. Услышав сие, Артас, отброшенный демонами как ненужная игрушка, вскипел было, но подоспевший Кул'Тузад поспешил успокоить разгневанного рыцаря: у их Короля имелся наготове план и на такой поворот событий. Нужно лишь немного обождать...

Архимонд же сровнял с землей прекрасный Даларан, оскорбленный низменными амбициями людишек и их приземленной магией. Часть задуманного свершилась: восточные земли сего мира ввергнуты в хаос. Эредар обратил взор на запад. Там, за морем лежит Калимдор. И вскоре беспощадная Плеть хлестнет благословенные владения Ночных эльфов, и реки крови оросят вечнозеленые леса, и падет Нордрассил - Мировое Древо, благо закат старейшей цивилизации Азерота уже не за горами.

Недели изнуряющего морского вояжа остались позади; воины Тралла ступили на пустынные земли срединного Калимдора. Но и здесь имел место свой конфликт: благородная раса тауренов - полулюдей, полубыков - извечно враждовала с местными кентаврами, и теперь, похоже, последние наконец добились своего. Разогнав или истребив всю окрестную дичь, кентавры вынудили племя тауренов под водительством мудрого Кайрна Кровавое Копыто собрать нехитрые пожитки да двигаться на север, в более благодатные земли, находящиеся, однако, в опасной близости от границ территории, занятой Ночными эльфами.

По пути караван Кайрна и наткнулся на дозорные отряды Орды, ведомые самим Траллом. Обездоленные, обе расы двинулись в дальнейший путь вместе. Таурены - подальше от мстительных кентавров, а орки - следом за своим вождем, который, впрочем, и сам не знал точно, куда направляется. Кайрн посоветовал ему навестить загадочного Оракула, проживавшего в пещере пика Каменный Коготь, что у горы Хиджаль. Кто еще сможет пролить свет на пророчества, явленные Траллу?

Сопровождавший Тралла Гром Адский Крик, его давнишний друг и предводитель клана Боевой Песни, почуяв демоническое зловоние в воздухе, вновь обратился мыслями к тем славным временам, когда Ордой правил Теневой Совет, а Гул'дан и Чернорукий вели ее по людским трупам к владычеству над Азеротом. Быть может, возможность все вернуть еще представится...

Пропасть между друзьями расширилась, когда орки Грома сровняли с землей небольшое людское поселение беженцев из Лордерона на побережье Калимдора. Дабы подобного не повторилось впредь, Тралл отрядил клан Боевой Песни на возведение укрепленного форта, а сам отправился дальше на север, к горе Хиджаль.

Небо над Лордероном окрасилось алым; оглушительные раскаты грома возвестили о вторжении. Они хлынули в мир - эредары, натрезимы, их адские прислужники... Все высшие демоны Бесконечной Пустоты ворвались в Азерот. Архимонд, Маннорох и Тикондрус надзирали за ордою своих миньонов, спешно завершавших начатое нежитью. Рушились города, полыхали веси, очаги человечества гасли один за другим. А затем придет через и старых знакомцев - Ночных эльфов, и, конечно, орков, предательских орков, на годы отсрочивших триумфальное возвращение Легиона. Наивные, неужто они всерьез полагали укрыться в Калимдоре, под эльфийским крылышком?

Пламя... Зола... Смерть... Вторжение продолжалось.

Достигнув границ Ясеневого леса, Гром, следуя указанию Тралла, взялся за вырубку деревьев и возведение фортификаций. Действо сие оказалось той самой роковой ошибкой, которой следовало избегать во что бы то ни стало, ибо земли эти многие тысячелетия служили домом Ночным эльфам, воспринявшим приход чужеземцев как открытое посягательство на принадлежащее им.

Эльфийские воители всерьез вознамерились уничтожить отряд зеленокожих, и бесспорно добились бы успеха, если бы не появление в Ясеневом лесу Маннороха и Тикондруса. Миссия оной пары, четко изложенная самим Архимондом, заключалась в устранении полубога Кенариуса, десять тысячелетий назад немало поспособствовавшего изгнанию Пылающего Легиона из этого мира. Сие надлежало свершить до прихода демонов в Калимдор для предотвращения возможных многочисленных - и крайне нежелательных - потерь в их стане.

Надеясь сохранить в живых остатки клана Боевой Песни, теснимого со всех сторон Ночными эльфами, Гром Адский Крик вновь принял над собою власть Маннороха и, вкусив крови демона, получил нечестивые силы, позволившие ему расправиться с Кенариусом, в неведении своем устранив последнее препятствие пред атакой Легионом Калимдора...

Орда Тралла практически достигла пика Каменного Когтя, но земли непосредственно у подножия его заняли люди, беженцы из семи погибших королевств восточного континента. Естественно, появление орков было принято ими крайне негативно, и, дабы избежать кровопролития, Тралл решил покамест отступить. Однако выход из сложившейся ситуации нашелся на удивление легко: заручившись помощью гнездящихся неподалеку вайвернов, Тралл убедил их перенести орочьи отряды через людские позиции, доставив их прямиком ко входу в тоннель, уходившись в недра Каменного Когтя.

Там орков настиг небольшой отряд тауренов во главе с Кайрном Кровавое Копыто и две расы бок о бок вступили в затхлые подземелья, заполоненные древними неупокоенными. В лабиринтах забытых коридоров отыскались и лордеронские воители, ведомые Джайной Праудмур, ибо, в отличие от своих соотечественников, волшебница вняла словам пророка, скрывшись из обреченного Лордерона в землях Калимдора.

Последний же не замедил вновь явиться лидерам трех рас; как оказалось, именно он скрывался под личиной овеянного легендами Оракула. Как выходило из его слов, лишь сообща смогут они противостоять Пылающему Легиону, в любую минуту могущему обрушиться на Калимдор, и исполнить роли, отведенные им судьбой. А ключом к победе является никто иной, как Гром Адский Крик, уже попавший во власть демонов. Тем не менее, шанс вернуть его все еще существует, так что следует поторопиться...

Сообщив сие, пророк исчез, оставив внимавших ему оторопело стоять во тьме каверн исполинского пика. На скорую руку был составлен отчаянный план, увенчавшийся - как ни странно - успехом. Ворвавшись в лагерь клана Боевой Песни на границе Ясеневого леса и разметав недавних соплеменников, воины Тралла пробились к шатру вождя, где пленили последнего с помощью Алмаза Души, отданного им Джайной Праудмур. После чего орки отступили назад, к лордеронцам, ибо именно там человеческие волшебники и орочьи шаманы намеревались вырвать Грома из-под власти Маннороха.

Но... началось. Небеса налились кровью и, подобно ослепляющим метеорам, к земле устремились десятки, сотни адских порождений. Час пробил и никто не ведал, узрит ли древний Азерот день грядущий.

Совместными усилиями чародеи добились желаемого: Гром Адский Крик был свободен. В минуту раскаяния он поведал Траллу, что порабощение Легионом орков Дренова произошло по их собственной воле, ибо жажда власти, сулимой Кил'джеденом и Маннорохом, оказалась сильнее доводов разума. И теперь Гром намеревался навсегда покончить с Повелителем Ада, дабы никогда боле произошедшее с расой его не повторилось.

Вдвоем с Траллом отправились они в горный каньон, где ждал их Маннорох. В страшной схватке Гром нанес противнику смертельный удар, но последовавший выброс энергии, знаменовавший гибель одного из могущественнейших существ Бесконечной Пустоты, оборвал и его собственную жизнь. Так Гром Адский Крик, славный вождь клана Боевой Песни, свершил свое предназначение, даровав свободу народу орков.

Они ступили под сень вековых древ Ясеневого леса - демоны Пылающего Легиона, сопровождаемые неупокоенными Плети. Тиранд - ныне одна из сильнейших жриц Элуны - внимательно следила за сетями хаоса, опутывающими ее родину. Тогда, десять тысяч лет назад, изгнание Легиона привело к расколу континента и потоплению большей части его; какой же окажется цена теперь?

Ужасающая панорама, открывающаяся ей, особого оптимизма не внушала. Нежить яростно атаковала людских рыцарей, пламенеющие демоны теснили орков, а из-за древесных крон смертоносным дождем сыпались стрелы, поражая всех подряд - тех, кто посягал на вековечный покой Ясеневого леса. Тиранд знала, что нужно делать, и немедля. С гибелью Кенариуса от рук зеленокожих положение осложнилось и теперь вырывать друидов из объятий многолетнего сна придется ей и иным сестрам-жрицам лунной богини. Ибо на них - величайших кудесников нации Калимдора, переживших и насвегда запомнивших первое пришествие Пылающего Легиона - и была вся надежда.

И Тиранд, сопровождаемая верными лучниками, понеслась сквозь ночь к Лунным Просторам, где на небольшом островке хранился Рог Кенариуса - единственный артефакт, способный пробудить грезящих друидов: в том числе и Малфариона Спирепого, ее возлюбленного.

Восстав, Малфарион первым делом вдохнул души почивших Ночных эльфов в деревья, сотворив таким образом энтов, и направив их на полчища врага. Натиск нежити удалось сдержать, но требовалась незамедлительная поддержка иных друидов, дабы преломить ход сражения. Тиранд и Малфарион отступили к сердцу Ясеневого леса, где в темных пещерах под горой Хиджаль ожидали своего часа могучие волшебники, пребывающие в объятиях Изумрудного сна.

Кроме того, в подземных руинах отыскалась давно позабытая темница Иллидана Свирепого, коего и по прошествии тысячелетий Ночные эльфы помнили как одного из величайших предателей в истории. Тиранд с Малфарионом яростно спорили о том, как следует поступить. Жрица настаивала, что помощь столь могучего волшебника как Иллидан придется как нельзя кстати в нынешней отчаянной ситуации, с чем Малфарион категорически не соглашался, ибо, лучше иных зная своего брата, понимал, что вкус власти может вновь заставить его поставить собственные амбиции выше благоденствия нации. Так и не придя к соглашению, они расстались: Малфарион отправился пробуждать ото сна собратьев-друидов, Тиранд же - вызволять Иллидана.

Нельзя сказать, чтобы тюремщица Майев сильно обрадовалась такому повороту событий... впрочем, ее самой среди стражников Иллидана Тиранд не застала. Помощники же ее, среди которых были Ночные эльфы, Хранители Рощи и даже энты, явно отнеслись к своим обязанностям чересчур уж рьяно и даже Верховной жрице Элуны оказали нешуточное сопротивление. С тех пор Майев невзлюбила Тиранд - и за учиненный ее отрядом погром, и за освобождение Иллидана. Оказавшись на воле, Иллидан пообещал жрице помощь в войне с Легионом, но лишь ради нее самой, не ради отвергшего его народа. Выбравшись из подгорных каверн на поверхность, он лицезрел родной прежде Ясеневый лес, ныне подвергавшийся воздействию злой демонической магии. Энты, неспособные противостоять воле повелителей Легиона, обращались против своих же союзников, древние эльфийские захоронения разупокаивались, извергая на поверхность все новых воинов-скелетов, вливавшихся в армию Артаса.

Последний, кстати, не замедил явиться к Иллидану с предложением. Прекрасно зная о всепоглощающей жажде власти опального волшебника, Король Мертвых через верного своего слугу сообщил ему об артефакте, именуемом Черепом Гул'дана, находящегося во владении Тикондруса Очернителя. Магия именно этой реликвии ответственна за ужасы, творящиеся в пределах Ясеневого леса. В обмен на столь ценные сведения Нер'зул рассчитывал на гибель Тикондруса от рук Иллидана, который, без сомнения, тут же отправится за артефактом. Понимая, что с победой Пылающего Легиона придет конец и ему в том числе, Король Мертвых старался избавиться от своих тюремщиков и по мере возможностей исподволь поспособствовать падению демонов. Ведь тогда власть над Плетью вернется и он станет одной из величайших сил мира Азерота...

Соблазнившись столь великой мощью, Иллидан отправился в место, где, как и говорил Артас, находился Череп Гул'дана. Перебив охранявших его демонов, волшебник разбил реликвию, впитав в себя жизненные силы могучего чернокнижника. Он переродился; за спиною раскинулись крылья, в глазах зажегся дьявольский огонь. Бросив вызов Тикондрусу, эльф-демон одолел Повелителя Ужаса, лишив нежить предводителя и - быть может - вновь вернув Плеть под контроль Короля Мертвых.

Увидя новый облик брата, Малфарион ужаснулся, в гневе повелев ему немедля навсегда убираться из Калимдора. Иллидан подчинился; свое сражение здесь он уже провел. Новорожденную сущность ждали новые свершения...

Несмотря на гибель Маннороха и Тикондруса, сотни демонов Пылающего Легиона неотступно приближались к сердцу Ясеневого леса, где раскинуло кроны Мировое Древо, тысячелетиями даровавшее бессмертие Ночным эльфам и служившее источником их силы.

Следующей ночью лидерам эльфов - Малфариону и Тиранд, а также Траллу и Джайне Праудмур во сне явился огромный ворон, обернувшийся уже знакомым пророком и велевший всем им поутру прибыть в единую точку Ясеневого леса, ибо от дальнейших деяний их зависит судьба всего Азерота.

Тогда-то пророк и открыл собравшимся свою истинную личину - Медив, Последний Хранитель. Он, и никто иной, ответственен за вторжение Пылающего Легиона. Много лет назад, одержимый духом Саргераса, Медив открыл оркам ход в Азерот, за что и поплатился - погиб от руки своего ближайшего друга. Теперь же, вернувшись из-за порога смерти, дабы исправить прошлые ошибки, он убеждал внимающих ему героев создать альянс и общими усилиями отвратить угрозу демонов от этого мира.

Следующий день воистину стал судьбоносным в истории Азерота. В то время, как объединенные силы орков, людей и Ночных эльфов сдерживали натиск демонов Легиона, друиды плели сложнейшее заклинание, призванное обратить живительные силы Мирового Древа против иномировых захватчиков. Архимонду удалось прорвать оборону защитников Калимдора, но триумф его обернулся сокрушительным поражением: титаническая мощь Древа, высвобожденная магией Малфариона, разорвала в клочья повелителя Пылающего Легиона. Земли на десятки миль вокруг оказались опустошены и страшная тишина снизошла на Ясеневый лес.

Медленно, очень медленно Мировое Древо начинало восстанавливать свои силы. Пока же... зыбкий мир снизошел на Калимдор. Демоны Бесконечной Пустоты, лишенные своего предводителя, стали легкой добычей рас, нарекших сий континент своим домом. К сожалению, покой им только снился...

Волшебник Ронин не желал для себя ничего иного, кроме мирной жизни с любимой супругой, Высшей эльфийкой Верисой Ветрокрылой, когда старый товарищ, красный дракон Кориалстраш, умолил его о помощи в одном неотложном начинании. Дело в том, что Ноздорму Безвременный на кратчайший миг коснулся разума Кориалстраша, направляя его внимание к престранной аномалии, возникшей в горах Калимдора. Потому-то красный дракон и позвал с собою Ронина, надеясь вместе с чародеем понять природу явления. Конечно, товарищи никак не ожидали обнаружить дыру во времени, попав в которую, они оказались в прошлом, отстоящим на 10000 лет от их родной эпохи.

Тем временем орки Броксигар и Гаскаль были посланы на север военным вождем Траллом с аналогичной миссией, однако магические энергии, исходящие из временной дыры, разорвали Гаскаля в клочья; Броксигару же суждено было оказаться в далеком прошлом, как раз накануне приснопамятной Войны Древних, где он угодил в руки Лунных Сражей - искуснейших чародеев народа Ночных эльфов, и познакомился с целительницей Тиранд, завоевавшей уважение старого орка.

Кориалстраш, приняв обличье человека, обнаружил, что магические силы его по необъяснимой причине чрезвычайно истощены; Ронин же, наоборот, ощутил в себе прилив небывалого могущества. Возможно, сие каким-то образом связано с существованием Колодца Вечности, центра культуры Ночных эльфов.

Полубог Кенариус повстречал пришельцев из иной эпохи, поставив для себя целью открыть их истинную природу и тайну появления на землях Калимдора. В ту пору у него обучался друидической магии молодой, подающий надежды Ночной эльф Малфарион Свирепый. Но видение, испытанное им в час пребывания в Изумрудном Сне, заставляло насторожиться, ибо открылось ему, что высокорожденные, собравшиеся во дворце, творят злое заклинание, и, по всей видимости, происходит сие в тайне от любимой народом королевы Ашеары.

Ответственным за происходящее во дворце был лорд Ксавиус, доверенный советник королевы. Он свято верил в то, что из Колодца Вечности можно почерпнуь значительно больше силы, воспользовавшись корректным заклинанием... но обнаружил куда больше, чем рассчитывал изначально. Ибо Саргерас, повелитель Пылающего Легиона, внушил ему, что является истинным богом, а уж Ксавиус, в свою очередь, убедил королеву и высокорожденных в необходимости создания портала в Бесконечную Пустоту, дабы Пылающий Легион очистил этот мир от недостойных.

Ксавиус и высокорожденные сумели призвать в мир Хаккара Псаря, одного из лейтенантов Саргераса. Тот немедленно наводнил дворец адскими гончими и отправил их в мир, расправляться с "недостойными", однако те встретили достойное сопротивление в лице лорда Кур'талоса Ворона и верных ему Ночных эльфов, в числе которых оказался и Иллидан Свирепый, лично прикончивший немало демонических отродий.

Заметив, что за ним наблюдает один из представителей рода красных драконов, Красус умолил его о встрече с Алекстрашей, которая внимательно выслушала сородича, пришедшего из далекого будущего. Красус повстречал самого себя, куда более юного; наверняка в том и крылась причина его слабости - временной отрезок не мог выносить присутствия двух ипостасей одной и той же личности. Алекстраша доставила Красуса в лежащий за пределами смертного мира Чертог Драконов, где проходила встреча великих драконов, в число которых входил и Нелтарион, предложивший сородичам сотворить артефакт - Душу Дракона, в который те бы влили свое могущество и использовали его для победы над Пылающим Легионом, пытающимся прорваться в мир. Никто, даже сам Нелтарион не ведал, что голоса, время от времени раздающиеся в его разуме и глаголящие о предательстве иных великих драконов, принадлежат Старым Богам Азерота...

Конечно, Красус прекрасно знал, чем закончится сие благое устремление, но Страж Земли, замышлявший обратиться единоличным властителем Азерота, легко подчинил себе волю ослабленного красного, не дав тому предупредить великих драконов о своих истинных намерениях. Заклинание Нелтариона оказалось весьма изощренным: стоит Красусу заговорить о Душе Дракона (известной последующим поколениям как Душа Демона), вместо связных фраз изо рта его льется полная чушь.

И вновь сознание Красуса на кратчайший миг соприкоснулось с разумом Ноздорму, который поведал, что грядет конец света и лишь один-единственный Ночной эльф может отвратить его. Однако Красус не успел осведомиться, что же это за судьбоносная личность - контакт разумов прервался. Красус поведал об общении с Безвременным Алекстраше, и та наказала ему и своему юному консорту - Кориалстрашу, пребывавшему в неведении относительно личности нового компаньона, отыскать сего таинственного Ночного эльфа.

Прибыв в столицу Зин-Ашеари как раз в тот момент, когда высокорожденные творили портал для прохода тварей Легиона в мир, герои прошлого и будущего - Красус, Броксигар, Кориалстраш и Тиранд, а также подначальные лорду Кур'талосу Ночные эльфы - сумели уничтожить портал, прикончить лорда Ксавиуса и временно замедлить натиск Пылающего Легиона. Однако сотни, если не тысячи демонов уже проникли в Азерот и сейчас целенаправленно разоряли земли центрального Калимдора.

Во время сражения Иллидан спас жизнь лорду Кур'талосу Ворону, и в благодарность тот нарек его своим придворным чародеем, назначив командующим Лунной Стражей, благо предшественник его на этой должности пал в недавнем бою. После чего лидеры сопротивления приступили к претворению в жизнь замысла по полномасштабному нападению на Зин-Ашеари, уничтожению порочных высокорожденных и освобождению любимой королевы, которая, как они верили, пребывает в плену у собственных придворных.

А действовать следовало не мешкая, ибо высокорожденные сумели восстановить портал и, пусть связь его с Бесконечной Пустотой была еще слаба, через сей рифт в ткани мироздания в Азерот ступили лейтенанты Саргераса - Маннорох, Архимонд... а также Ксавиус, возрожденный повелителем Пылающего Легиона в облике сатира. Более того, Ксавиус взялся обращать в сатиров иных высокорожденных-чародеев.

Войско лорда Кур'талоса выступило по направлению к Зин-Ашеари, но столкнулось со значительно превосходящим его числом демоническим контингентом под началом Архимонда. Чернокнижники-эредары мастерски навели иллюзию, сокрыв большую часть своей армии и заставив Ночных эльфов ввязаться в кажущийся заведомо выигранным бой, после чего нанесли калдореи ощутимый магический удар. С небес низвергнулись сотни крылатых Хранителей Рока, адские стражи брали обреченное воинство в кольцо. От полного уничтожения калдореи уберегли лишь друидическая магия Малфариона да волшба Красуса, сумевшего своевременно распознать иллюзию. Ночные эльфы отступили, понеся тяжелые потери, но демоны не собирались их упускать. Полные решимости покончить с движением сопротивления раз и навсегда, они гнали потрепанное войско калдореи на север.

Ронин и Красус искренне недоумевали, каким образом Ночные эльфы умудрились одержать верх в Войне Древних, благо пока что возможностей для победы не наблюдалось. Но когда впереди замаячила вершина горы Хиджаль, пришельцы из грядущего умолили лорда Кур'талоса прекратить отступление и принять бой, пусть и окажется он последним для них. Но, к удивлению многих, и, в первую очередь, самих калдореи, демонов удалось отбросить, и благодарить за это следовало Красуса, Ронина, Иллидана, Малфариона и Лунную Стражу, чье магическое искусство сохранило жизни многим, очень многим жителям Калимдора. А чуть погодя Красус, Малфарион и Тиранд наряду с иными Сестрами Элуны уничтожили Хаккара Псаря, пытавшегося нанести удар по эльфийскому воинству с тыла. Сие деяние весьма обеспокоило Ронина, ведь, если бы история текла своим чередом, Хаккару уготовано было погибнуть в час второго вторжения Легиона, спустя 10000 лет. Что означает смерть его на данном временном отрезке? То, что историю изменить возможно и поражение Ночных эльфов в Войне Древних вполне может случиться?

Красус предложил Кур'талосу заручиться поддержкой иных разумных народов, как то таурены или фурболги, но лорд с ходу отверг идею; мысль о том, что "низшие твари" ступят в благословенный град Зин-Ашеари, была кощунственной для калдореи.

Красуса весьма тревожил тот факт, что он совершенно прекратил ощущать присутствие красных драконов, и даже свою юную ипостась, вернувшуюся в пещеры Алекстраши сразу же после первого удара по оплоту высокорожденных. Потому он и предложил Малфариону обратиться к Кенариусу с просьбой о помощи; быть может, полубог ниспошлет им тварей крылатых, которые вмиг домчат их до земель драконов, и Красус сумеет убедить королеву красного рода оказать им посильную поддержку в противостоянии Пылающему Легиону.

Кенариус действительно направил пару гиппогрифов, отвечая на обращенную к нему мольбу Малфариона. Крылатые создания понесли на себе Красуса и друида к землям драконов, но те окружал непроницаемый волшебный барьер. Оный встревожил Красуса пуще прежнего, но Малфарион, погрузившись в царствие Изумрудного Сна, проник сквозь преграду, очутившись в Чертоге Драконов в тот самый момент, когда великие драконы вливали частицы своих сущностей в артефакт, сотворенный Нелтарионом для борьбы с демонами - Душу Дракона! Вот только в основе реликвии Ночной эльф ощутил зло, соизмеримое с несомым Пылающим Легионом, правда, имеющее иную природу.

Ощутив присутствие в Чертоге сущности чужака, явно вознамерившегося похитить его драгоценную реликвию, Нелтарион атаковал дух друида, стремясь заключить тот в магическую клеть, но Малфарион успел покинуть Изумрудный Сон, вернувшись в собственное тело. Вот только поведать компаньону об увиденном он не мог: Страж Земли наложил на друида точно такое же заклятие, как и на самого Красуса ранее. Нелтарион не собирался отпускать лазутчиков живыми, отправив по следу их гигантского червя. Монстр успел расправиться с одним из гиппогрифов, прежде чем Красус сотворил магический портал (заклинание, которое он приберег на самый крайний случай, ибо использование его на данном временном отрезке крайне нежелательно - картина мира была совершенно иной), через который они и Малфарионом и бежали... оказавшись на Г'ханире, Матери Древ, владениях Авианы. Последняя уверила Красуса, что она и иные Древние по мере сил своих противостоят Пылающему Легиону.

Тем временем армия лорда Кур'талоса Ворона возобновила марш по направлению к Зин-Ашеари, но у руин Сурамара столкнулась с Пылающим Легионом. Ситуация складывалась патовая: ни одна из сторон не могла взять верх над другой. Более того, демоны-натрезимы нечестивыми заклятиями подняли мертвых Ночных эльфов, и лишь своевременное обнаружение и уничтожение некромантов Ронином и Броксигаром уберегло воинство калдореи от нападения нежити.

Иллидан мучился от снедавшей его ревности, ведь становилось очевидно, что прекрасная Тиранд избрала Малфариона спутником жизни. Волшебник не сознавал, что туманящие разум мысли эти навеяны тонкой волшбою сатира Ксавиуса.

Ронин припомнил могущественное заклятие, составленное магами Даларана, но так и не испытанное в действии. Что ж, пришла пора... С помощью Иллидана и Лунной Стражи волшебник воспроизвел двеомер... разорвавший в клочья сотни демонов в авангарде войска; армия лорда Кур'талоса немедленно нанесла удар по сконфуженным порождениям Бесконечной Пустоты, одержав безоговорочную победу. И все же Ронина тревожила растущая одержимость Иллидана Свирепого магией Колодца Вечности; казалось, могущества ради он готов прикончить родного брата.

...Нелтарион накладывал последние заклятия на Душу Дракона, уверяя сородичей, что мощи реликвии вполне хватит на то, чтобы извести Пылающий Легион на корню. Предчувствуя, тем не менее, неладное, Алекстраша наказала Кориалстрашу ослушаться прямого приказа великих драконов, покинуть укрывище и как можно скорее разыскать Красуса, присутствие которого она недавно ощутила поблизости. Более того, Дающая Жизнь открыла юному консорту, что Красус - это он сам, только более взрослый и опытный, прибывший из далекого будущего. Возможно, какую-то роль в этом сыграл Ноздорму - единственный из великих драконов, не присутствующий в Чертоге лично, но, тем не менее, предоставивший для реликвии часть своей сущности, заключенной в песочные часы.

"Время!" - возвестили голоса в измученном разуме Стража Земли, и сотни драконов - бронзовые, красные, зеленые, синие, черные - взмыли в небеса, утремившись к землям Ночных эльфов, где стремительно разворачивалось сражение за судьбу Калимдора. Объединив разрозненные демонические отряды в одно великое воинство, Архимонд бросил его против сил сопротивления лорда Кур'талоса Ворона, дабы не дать тому привести рати свои к Колодцу Вечности и воспрепятствовать скорому явлению в мир Саргераса.

Вот только никак не ожидал Архимонд, что в самый разгар сражения в небесах появятся сотни драконов, ударят по крылатым Хранителям Рока и чернокнижникам-эредарам, сокрытыми колдовским туманом. И Ронин, и Красус, прибывший к полю брани наряду с Малфарионом на спине отыскавшего их Кориалстраша, ведали, что произойдет сейчас, и остро сознавали собственную беспомощность, ибо никак не могли воспрепятствовать безумным замыслам Нелтариона.

А магия Души Дракона, известной последующим поколениям как Душа Демона, ежесекундно уносила жизни сотен и сотен тварей Бесконечной Пустоты. Но и этого Нелтариону было мало: голоса в разуме его требовали больше смертей, больше хаоса! Обездвижив драконов, благо теперь он имел власть над ними, Страж Земли направил мощь реликвии против воинства Ночных эльфов.

Нелтарион обращался из Стража Земли в его антипод. Хаос поглощал его разум, и хаос обрушил на землю великий дракон. Твердь раскалывалась, ввысь устремлялись лавовые потоки...

Кориалстраш, не попавший под действие обездвиживающего заклинания, благо спускался он в соседнюю рощицу, дабы оставить там Красуса и Малфариона, обрушился на куда более крупного Нелтариона всем весом, стремясь выбить миниатюрную реликвию у того из лап. Тщетно! Магия Души Дракона опалила его, отбросив далеко в сторону, но дерзкая попытка дала шанс остальным драконам освободиться от волшебных пут. Немедленно на Нелтариона набросились синие, ведомые самим Малигосом... и Душа Дракона попросту поглотила их магию и жизненные силы, оставив от ящеров лишь иссохшие оболочки. Сам Малигос уцелел, но весь род его был уничтожен, ровно как и великое множество драконов иных родов.

Нелтарион оступил, ибо могущество, переполнявшее его, грозило разорвать в клочья тело великого дракона.

С ужасом наблюдал Красус за творившемся в небесах. Знал он, что теперь Малигос сам погрузится в тенета безумия, вызванное гибелью рода, и из добродушного гиганта обратится в подозрительное создание, предпочитающее полное одиночество.

А сражение на земле между демонами и калдореи закипело с новой силой. Малфариону предстал сатир Ксавиус, жаждущий расквитаться с друидом за поражение в их первом противостоянии, когда лорд высокорожденных пал от руки сего простолюдина. И пока Ксавиус сдерживал друида, подручные сатира сотворили портал во дворец Зин-Ашеари, куда доставили скованную магией Тиранд, незадолго до сражения возведенную в ранг Верховной жрицы Элуны. И напрасно взывал Малфарион о помощи к своему брату - Иллидан давно уже ставил под сомнение мотивы движения сопротивления, и счел момент идеальным, чтобы покинуть воинство калдореи и в одиночку отправиться к столице, дабы предложить свои услуги королеве Ашеаре.

Ослепленный яростью и болью от потери любимой, Малфарион обратил Ксавиуса в вековой дуб, после чего неожиданно для себя самого обрушил на головы демонам страшный, гибельный ливень. Воспряв духом, Ночные эльфы усилили натиск, вынудив Пылающий Легион отступить.

Но пал в бою лорд Кур'талос Ворон, сраженный кинжалом убийцы, и командование принял на себя лорд Десдель Звездноглазый - дворянин тщеславный и недалекий, совершенно не имеющий представления о военной стратегии. Сознавая, что исход Войны Древних стоит теперь под большим вопросом, Красус и Ронин решили лично отправиться к иным разумным народам Калимдора - тауренам, фурболгам, Земным (коих калдореи именовали "дворфами") - и молить их о поддержке. Кориалстраш оставил калдореи, благо понимал, что сейчас, после предательства Нелтариона, нужен Алекстраше, как никогда прежде, ведь оставшиеся в живых драконы пребывали в крайне ослабленном и разобщенном состоянии.

Воззвав к лидерам кланов и племен народов Калимдора, Красус наказал Ронину, Броксигару и Малфариону встретиться с ними и привести их пред светлые очи Десделя Звездноглазого; оставалось лишь уповать на то, что гордый вельможа примет помощь "низших рас", когда осознает, сколь та своевременна. И они пришли: Хульн Высокогорный привел за собою тауренов, Дунгард Железорез - причудливых Земных, созданий камня, а Уннг Ак - лесные общины фурболгов. Как ни негодовал лорд Звездноглазый по поводу столь унизительного для него альянса, Ронин твердо стоял на своем: объединение сил необходимо для окончательной победы над Пылающим Легионом.

Тем временем Красус сотворил магический портал, перенесшись его в опустевшие ледяные пещеры, где незадолго до этого обитал род синих драконов, ныне полностью уничтоженный. Знал Красус, что на последующие десять тысячелетий Малигос погрузится в полную апатию, и лишь освобождение Алекстраши и красных драконов от орочьего ига чуть улучшит состояние Ткущего Заклятие, ибо пообещает ему Дающая Жизнь вновь возродить синих драконов. Но сейчас, обнаружив в пещерах несколько драконьих яиц, в которых еще теплилась жизнь, Красус решился на отчаянный шаг, который вполне может изменить будущее! Сотворив небольшое волшебное подпространство, он поместил туда яйца синего рода, тем самым сохранив жизни нескольких драконов. Быть может, жест этот поможет Малигосу избегнуть безумия?..

А во дворце Зин-Ашеари высокрожденные, сатиры и Маннорох прилагали неимоверные усилия, чтобы удержать и расширить разрыв в ткани реальности, через который в Калимдор должен был ступить Саргерас. Неожиданно в чертог прошествовал Иллидан, напрямую обратился к владыке Пылающего Легиона, пообещав ему создать достаточно стабильный портал с помощью Души Дракона, как только он изымет сию реликвию у Нелтариона. Саргераса предложение заинтересовало, ибо, незримо надзирая за творящимся в Калимдоре, знал он о неимоверном могуществе артефакта, в одночасье уничтожившем сотни демонов и Ночных эльфов. Благославляя Иллидана на сие смелое начинание, Саргерас выжег глаза чародею, заменив их сполохами изумрудного пламени - своими собственными очами!

...Противостоящая демонам армия увеличилась почти вдвое за счет влившихся в ее ряды дворфов, тауренов и фурболгов, однако общение калдореи с новыми "союзниками" было сведено к минимуму. Подобный альянс, навязанный Ронином, Броксигаром и Красусом помпезному лорду Звездноглазому, был обречен на провал, рано или поздно. Это разумел и Джарод Песнь Теней - офицер городской стражи Сурамара, служивший ранее под началом лорда Кур'талоса; потому и прилагал он все усилия, чтобы заставить все без исключения силы сопротивления действовать совместно, чем заслужил искреннее уважение со стороны союзнических рас.

Однако без помощи драконов шансов на победу мало, а те не явят себя, доколь в ведении Нелтариона находится Душа Дракона. Потому, дабы обнаружить артефакт, Малфарион погрузился в Изумрудный Сон и дух его перенесся в пещеру Стража Земли, где подручные гоблины денно и нощно ковали металлические пластины, должные заменить чешую черному исполину, тело коего непомерно раздулось от переполнявшего его поглощенного могущества. Отыскав Душу Дракона в тайном укрывище, защищенном самыми изощренными заклятиями, Малфарион немедленно поведал об увиденном товарищам, лишь стоило ему пробудиться. Не мешкая, трое - Красус, Малфарион и Броксигар - выступили в путь, в то время как Ронин остался "приглядывать" за лордом Звездноглазым. Не успело трио удалиться на достаточное расстояние от лагеря, как их отыскал Кориалстраш, вызвавшийся доставить компаньонов к горе, в недрах которой и обитал Нелтарион...

На следующий день рати сопротивления ударили по Пылающему Легиону, но появившиеся в небесах Хранители Рока опрокинули на головы союзникам чаны с кипящей смолой. Неожиданная атака унесла жизни множества калдореи, в том числе лорда Звездноглазого и иных дворян. Командование воинством пришлось взять на себя капитану Джароду Песнь Теней, и с задачей своей офицер справился блестяще. Ронину же пришлось этот бой пропустить, ибо ментальная атака Архимонда ввергла волшебника в кому, и лишь своевременное вмешательство целительниц - Сестер Элуны, - одной из которых была колкая на язык и своенравная старшая сестра Джарода, Майев, спасло ему жизнь.

...В пещеру Нелтариона спустились Малфарион и Броксигар; Красус и Кориалстраш остались снаружи, полагая, что уж их-то присутствие черный исполин наверняка учует. Однако внимание того было сосредоточено на ином, ибо гоблины как раз сейчас прибивали к телу Смертокрыла раскаленные пластины.

Друиду удалось завладеть волшебным диском, и с превеликим трудом подавил он голоса, немедленно раздавшиеся в его разуме и призывавшие покончить со всем и вся во имя собственного могущества. Преследуемые Нелтарионом, проведавшим о похищении сокровенного артефакта, Малфарион и Брокс бежали, магией Души Демона проплавляя путь в горной породе... и угодили прямиком в руки Варо'тена - капитана стражи Зин-Ашеари, фаворита и любовника королевы Ашеары, Иллидана и демонов, сопровождавших чародея от самой столицы. Спасли друида и орка от неминуемого плена вовремя подоспевшие Кориалстраш и Красус, но - увы! - Душа Демона осталась в руках Варо'тена и Иллидана. И более того, Варо'тен успел высовободить частичку магии диска, стремясь прикончить красного дракона, но атака его вылилась лишь в потерю Кориалстрашем сознания... а также потерю памяти о свершившемся доселе.

Тем не менее, теперь Красус точно знал, чьим хитроумным замыслам они обязаны веренице событий, растянувшейся на долгие тысячелетия. Старые Боги, властители кровавого хаоса, чьих давних свершений устрашились бы и демоны Пылающего Легиона. Поверженные творцами-титанами и заключенные в недрах планеты до скончания веков, каким-то образом они получили возможность влиять на творящееся в смертном мире... Разрыв времени... Колодец Вечности, привлекший внимание демонов Пылающего Легиона... создание Души Демона... Все это - звенья одной цепи, скрупулезно выкованной Старыми Богами, жаждущими вырваться на волю из своей вечной тюрьмы. Повинны они и в безумии Нелтариона, ведь теперь Страж Земли обратился против своих же собратьев - самых могущественных сущностей в Азероте, что наверняка шло в полном соответствии с замыслами Старых Богов!.. А Ноздрорму?.. Наверняка ипостаси его на всех временных отрезках истории прилагают титанические усилия, дабы не дать возникшему разрыву расшириться и ввергнуть в хаос мироздание...

Красус и сам не подозревал, насколько был прав. Действительно, Ноздорму обнаружил источник порчи, поглощающей сущее - Колодец Вечности! Древнейшие силы, тайно действуя из эпохи, предшествующей Войне Древних, подчинили себе магию Колодца, спровоцировали временной разрыв, дабы удержать Безвременного от вмешательства в их деяния. И, надо сказать, вполне преуспели в этом; Ноздорму успел лишь отправить в прошлое двух изобретательных чародеев, но многого ли можно надеяться достигнуть с их помощью? И каким образом Старые Боги надеются добиться столь желанной свободы?..

Воззвав посредством Изумрудного Сна к Алекстраше, Малфарион и Красус сообщили великой драконице о том, что Пылающим Легионом манипулируют Старые Боги и испросили ее о поддержке со стороны красного рода, а также, по возможности, зеленого и бронзового. Дающая Жизнь обещала приложить все усилия, дабы обеспечить окончательную победу сил сопротивления над иномировыми тварями и теми, кто стоит за ними. Общаясь с возлюбленной, Красус сознавал, что не в силах открыть ей грядущее, не вправе поведать о страшных днях Второй Войны, когда сама она волею Смертокрыла окажется в заточении у орков, и отложенное на тысячелетие противостояние великих драконов продолжится.

...На равнинах Калимдора армии Пылающего Легиона и калдореи схлестнулись в решающем сражении. К сопротивлению примкнули рати созданий природы под началаом полубогов, Древних. Демоны гибли сотнями... Но вот Хранители Рока разорвали в клочья Авиану, адские стражи убили Древнего с Косой Элуны в руках - повелителя волков, Великого Кабана Агамаггана, братьев-медведей Урсока и Урсола... Нет, без помощи драконов надеяться на победу по меньшей мере глупо, и даже возвращение в разгар сечи Красуса, Малфариона и Броксигара ничуть не улучшило критическое положение. Израненного Кенариуса спас от неминуемой гибели белый олень Малорн, но сам расстался с жизнью, вступив в поединок с Архимондом. Последний предпочел отступить с поля брани, когда ловы обвили все его тело, повинуясь друидическому заклятию Малфариона... А в небесах появились драконы - зеленые, красные, бронзовые, - определившие исход противостояния...

...Высокорожденные, сатиры и демоны творили заклинание, призванное преобразовать Колодец Вечности в портал, через который в мир ступит владыка Саргерас; последний, направляя из Бесконечной Пустоты энергии, заключенные в Душе Демона, был абсолютно уверен в том, что пришествие его в Азерот свершится весьма скоро, и ничто не сможет помешать этому. Сего ожидали и силы, куда более древние, чем Пылающий Легион. Старые Боги знали, что час их освобождения близок: энергии Колодца Вечности и Души Демона, а также могущество повелителя Легиона послужат ключом к их тюрьме... Ведь учтено ими было и проникновение в прошлое агентов Ноздорму; кому, как не этой парочке по силам изменить ход истории и невольно поспособствовать победе Легиона?..

К счастью, далеко не все высокорожденные были ослеплены посулами Саргераса по созданию рая на земле. Добрая треть сей касты, ведомая Дат'Ремаром Солнечным Путником, сознавала, что на крови и страданиях совершенный мир не построить; потому, вызволив из темницы Тиранд и воспользовавшись занятостью обитателей дворца, творивших в это время великую волшбу у Колодца Вечности, противники грядущего режима бежали из Зин-Ашеари, надеясь примкнуть к силам сопротивления, подступающим к столице. Увы, демоны, преследующие их по пятам, успели лишить жизни многих мятежных высокорожденных, а Иллидан Свирепый лично воспрепяствовал побегу Тиранд... открыв ей, что ни в коем случае не собирался предавать идеи сопротивления. Уверовав в бессмысленность фронтальной атаки, он имитировал предательство, дабы получить доступ в столицу, и теперь намеревался в решающий момент обратить вспять действие заклятия, сотворившего портал-водоворот в Колодце Вечности, и исторгнуть всех до единого тварей Легиона из Калимдора.

Отголоски великой волшбы, исходящей от Колодца, ощутили и драконы, стремительно летящие по направлению к Зин-Ашеари. Большинство из них, прибывших на помощь войскам сопротивления, осталось на равнинах продолжать бой с ратями Архимонда, но некоторые - в том числе Алекстраша с Изерой - оставили сражение, устремившись к столице калдореи; на чешуйчатых спинах их восседали Красус, Ронин, Броксигар и Малфарион - герои, могущие еще повлиять на исход Войны Древних. Навстречу им поднялись крылатые твари, сотканные из теней, на спине каждой из которых восседал воитель-калдореи, а атаку направлял сам капитан Варо'тен. Сие сражение с казалось бы бесплотными созданиями сильно замедлило драконий авангард, а времени изъять поблескивающую в воздухе над ярящейся поверхностью Колодца Душу Демона почти не оставалось. Тем более, что на сцене появился еще один персонаж - Смертокрыл, но и черному исполину помешали добраться до вожделенной реликвии охранные заклятия Старых Богов.

Варо'тен перепрыгнул с теневой твари на спину Изере, стремясь добраться до Малфариона и прикончить его, в чем нисколько не преуспели ни демоны Маннороха, ни сам Архимонд. Однако друид, щедро почерпнув гнева и ярости Калимдора, вложил их в одно-единственное заклятие, уничтожившее капитана стражи высокорожденных.

Алекстраша и Изера замерли чуть в отдалении от воздушного сражения с теневыми тварями, наблюдая за непрекращающимися попытками Смертокрыла дотянуться до Души Демона, не смотря на то, что охранные заклятие Старых Богов и Саргераса буквально разрывали на части тело черного исполина; великие драконицы понимали, что должны нанести удар в тот момент, когда ему удастся осуществить задуманное. И когда Нелтарион, превозмогая агонию, схватил реликвию, разъяренные сущности, скрывающиеся в глубинах Колодца Вечности, нанесли ему удар такой силы, что черный великий дракон, беспомощно кувыркаясь в воздухе, полетел прочь, исчезнув за облаками. Душа Демона, вырванная было из общей матрицы сплетаемого заклятия портала, устремилась вниз, к водовороту черных вод, но Малфарион, восседающий на Изере, успел подхватить артефакт.

Дабы подарнть товарищам несколько лишних минут, Броксигар спрыгнул со спины несшего его красного дракона прямо в черный зев чудовищного водоворота, в который обратился Колодец Вечности. Казалось, нет числа легионам демонов за порталом, но, безошибочно распознав среди них повелителя Саргераса, отважный орк вонзил лезвие топора ему в ногу. И это стало последним, что он успел содеять в смертной жизни - подарить товарищам несколько бесценных секунд...

Малфарион и Иллидан вливали свои сущности в Душу Демона, и сотворенное братьями заклинание исторгало всех без исключения демонов из Азерота. Не избежали сей участи и Маннорох с Архимондом, последнего волшебный ветер подхватил и унес прочь в разгар дуэли демона с Джародом.

Саргерас прилагал неимоверные усилия, стремясь войти в мир даже несмотря на изгнание Пылающего Легиона. И когда фигура Падшего титана уже появилась в водовороте портала, Красус, Ронин и великие драконицы нанесли магический удар... по ноге Саргераса, на которой топор Броксигара оставил ничтожную рану. Это отвлекло исполина лишь на мгновение... достаточное для того, чтобы магия Малфариона уничтожила портал, отрезав Саргераса от смертного мира.

После чего произошел великий Раскол Калимдора как следствие интенсивного воздействия магии демонов, Старых Богов и самих защитников мира на Колодец Вечности. Сия часть истории сохранилась в неприкосновенности: Зин-Ашеари опустился на дно Великого Моря, чтобы тысячелетия спустя исторгнуть в Азерот новую напасть - чудовищных наг, служительниц Старых Богов.

Алекстраша, Изера и Ноздорму, успешно сдержавший разрыв полотна времени, наложили новок заклятие на Душу Демона, и теперь ни один дракон, в том числе и Нелтарион, не мог прикоснуться к артефакту.

Ноздорму знал о драконьих яйцах, помещенных Красусом в сотворенное магией измерение, и обещал передать их Алекстраше, дабы, когда Малигос достаточно оправится, он вновь узрел синих драконов, парящих в небесах. Подобное незначительное изменение времени вполне дозволительно.

Ноздрому перенес Красуса и Ронина в их родную эпоху; последний оказался дома как раз в тот момент, когда супруга его Вериса рожала двух малышей... и ничто - ни путешествие во времени, ни противостояние Пылающему Легиону, ни спасение прошлого и грядущего - не показалось ему столь чудесным и волшебным.
Просмотров: 1309 Добавил: Archimond666 Добавлено: 10 Августа 2011 в 21:23:05
Комментариев нет |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск

Случайная картинка

Случайный файл
[07 Мая 2008]
[Карты · Другое]
Run kitty run RUS By -Forsaken- -
Цель карты в том чтобы добежать до центра карты избегаю собак...
Моя карта.

Новые карты
[07 Февраля 2016]
Переезжаем на другой сайт, господа![Dota]
[18 Октября 2015]
Duel of Gods PreV[Другое]
[18 Октября 2015]
Hero of The Empire v1.18g[RPG]
[17 Октября 2015]
Servant War v1.05[Другое]
[17 Октября 2015]
Age of Vikings Edited v1.6[Другое]
[17 Октября 2015]
Strife of the Champions Beta v1.2[Arena]
[17 Октября 2015]
VirusBoll (rus)[Другое]
[17 Октября 2015]
Exterminators v1[AoS]
[17 Октября 2015]
The Lord Heroes v1.2[Другое]
[17 Октября 2015]
Versus heroe Arena 1.0 AI[Arena]

5 лучших по кол-ву добавленных статей
[ Duosora ] [ 58 ]
[ Messenger ] [ 52 ]
[ Bru ] [ 39 ]
[ Pand@ ] [ 35 ]
[ OrcRider ] [ 27 ]

Наша кнопка
Warcraft3FT.info - Всё для Warcraft 3 и DotA

Другие варианты

Статистика

Материалы:
Новости: 1010
Файлы: 8668
Статьи: 680
Картинки: 8256
Форум: 30520/954989
Комментарии: 58094
Copyright © 2006 - 2021 Warcraft3FT.info При копировании материалов c сайта ставьте, пожалуйста, активную обратную ссылку на нас • Design by gReeB04ki ©
Хостинг от uCoz